Навигация
Авторизация
Логин

Пароль



Вы не зарегистрированы?
Нажмите здесь для регистрации.

Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Сейчас на сайте
-> Гостей: 2

-> Пользователей: 0

-> Всего пользователей: 24,119
-> Новый пользователь: jdhsecni
Голосование
Как вы оцениваете состояние городских дорог?











Вы должны авторизироваться, чтобы голосовать.
Реклама
Отмена крепостного права и пореформенное развитие сельского хозяйства.
-> Опубликовал Administrator October 07 2010 14:29:50 



К середине XIX века в развитии России наступил застой. Крепостнические отношения стали анахронизмом в экономическом отношении и позором страны в морально-нравственном. Ресурс свободных земель был исчерпан, аграрные технологии находились на средневековом уровне, рост населения остановился.
Крепостническое хозяйство было экстенсивным и затратным по своей сути. Вопрос экономической эффективности в большинстве поместий не ставился. Неудивительно, что к концу 1850-х гг. около 40 процентов дворянских имений Смоленской губернии было заложено или перезаложено в кредитных учреждениях. Недоимки крестьян подрывали экономику помещичьего хозяйства. 
Стремление помещиков увеличить доходность хозяйства за счет усиления эксплуатации крестьян вызывало массовое недовольство и открытые выступления крепостных. В 1854 году в деревне Гридино помещика Позднякова крестьяне протестовали против усиления поборов и барщины. Даже в праздничные дни не прекращалась работа на господском поле. На работу в собственном хозяйстве времени у крестьян не оставалось. Посев хлеба и уборку урожая они проводили всегда не вовремя, вследствие чего оставались без хлеба, а помещик в помощи продовольствием отказывал.
Особенно крупным и известным на Смоленщине было волнение крестьян в селе Бессоново. В 1856 году Бессоново, а также шесть других сел и деревень, составлявших одно обширное имение (384 души м.п.) помещика Телепнева, назначено было Московским опекунским советом к публичной продаже за неуплату долгов. Узнав об этом, крестьяне обратились к царю с просьбой разрешить им уплатить выкупную сумму и перейти в казенное ведомство. Ходивший в Петербург с прошением крестьянин Илья Павлов распространил слух, будто с мая все крепостные люди будут вольными и что его товарищ Селиван Ермолаев несет царское повеление о вольности.
В действительности же Селиван Ермолаев был арестован при попытке передать прошение императору и 21 января 1857 г. отправлен по этапу на родину с объявлением крестьянам, что прошение их «оставлено без уважения» и чтобы они не осмеливались больше утруждать «своими домогательствами» его императорское величество. Но так как для пересылки арестанта по этапу потребовалось время и крестьяне не знали действительного положения, служи, распространенные Ильей Павловым, приняты были на веру. И когда вскоре имение все же было продано, крестьяне решительно отказались от повиновения новому помещику Д.М. Путяте. Лишь присылка роты Могилевского пехотного полка и массовая экзекуция крестьян остановили волнение.
В апреле 1858 г. выступили крестьяне села Негошева и деревень Шершнево и Татарки (110 душ м. п.) помещика Болкашина. Они избили старосту, не выполняли распоряжения помещика. Неповиновавшихся высекли розгами, а двух «подстрекателей» - Василия Федотова и Пуда Яковлева – по просьбе помещика предали военному суду.
Крестьяне Старого Села помещика Стефани в мае 1859 года отказались сеять на господском поле и принесли уездному предводителю дворянства Путяте жалобу на поголовные сгоны, плохое продовольствие и жестокое наказание.
Массовые стихийные выступления крестьян против чрезмерной помещичьей эксплуатации, а ткже осознание либеральной частью российского дворянства объективной необходимости отмены крепостного права для развития страны привели к разработке крестьянской реформы. 19 февраля 1861 года император Александр II подписал манифест и Положения об отмене крепостного права. Крестьяне объявлялись лично свободными. Помещики больше не могли покупать, продавать, дарить и обменивать крестьян. Они не могли вмешиваться в их семейную жизнь. Крестьяне получали право заниматься торговлей и промыслами, владеть движимым и недвижимым имуществом, заключать всякого рода сделки, предъявлять иски. Однако в пользование этими правами крестьяне могли вступить не сразу, а в те сроки и таким порядком, как это указывалось в «Положениях». После обнародования манифеста о реформе крестьяне переходили на положение временнообязанных. По отношению к временнообязанным крестьянам помещики сохраняли целый ряд прав, принадлежавших им до реформы (право опеки, представительство на суде и т. д.). Не уничтожалась феодальная собственность на землю. По «Положениям» 19 февраля вся земля объявлялась собственностью помещиков. Крестьяне получали от помещиков усадьбы и полевые наделы, которые они обязаны были выкупить, а до заключения сделки о выкупе – нести феодальные повинности. Поскольку наделение крестьян землей преследовало цели сохранения для государства надежного плательщика налога, крестьяне не могли отказаться от наделов. Только по истечении девяти лет крестьяне получали право отказаться от полевого надела, но осуществление этого права было обставлено такими условиями, что фактически они лишались возможности им воспользоваться.
Размер пореформенного крестьянского надела оказался фактически меньше дореформенного. В Смоленской губернии 11 процентов всей земли, которой пользовались крестьяне, помещики отрезали в свою пользу. Оброк за пользование земельным наделом был выше оброков, которые платили крестьяне помещикам до реформы. Таким образом, самодержавное государство разрешило очередной социально-экономический кризис на счет населения страны.
Отмена крепостного права прошла по умеренному варианту. Она не позволила моментально разорить помещиков, но в то же время создала необходимые предпосылки для развития рыночных отношений в деревне, дав определенную свободу самым предприимчивым крестьянам, а также торгово-промышленному капиталу городов. Крестьяне не получили ожидаемой воли и желаемых «справедливых» земельных наделов. Это затормозило социально-экономическое развитие русской деревни, но, вероятно, и предотвратило резкий и болезненный переход к рыночным отношениям и индустриальной цивилизации.
Крестьянская реформа 1861 г. радикально изменила экономическую ситуацию в Сафоновском крае, привела к значительным структурным изменениям. Прежде всего, рушилась основа сельскохозяйственного товарного производства – помещичье хозяйство. А.Н. Энгельгардт в «Письмах из деревни» зафиксировал для читателя картину четвертьвекового угасания помещичьих имений Батищевской округи. Последствия реформы для помещиков он характеризует как «разорение», повествуя о получении банковских кредитов под залог имений, об использовании выкупных сумм с крестьян на выплату долго и поддержание старого образа жизни. Для компенсации поредевших доходов многие помещики перешли на земскую и государственную службу, оставив в имениях на хозяйстве «барынь».
Большинство помещиков хозяйствовало по-старому, в основном производя малодоходные рожь и овес (рожь сбывалась в Ригу, на винокуренные заводы, и крестьянам), держа скот для навоза, обрабатывая землю крестьянским трудом в уплату за пользование земельными отрезками. Запашки в имениях уменьшились в 2-3 раза. Некоторые из дворян пытались перестроить хозяйства. По определению Энгельгардта, они «разорялись по агрономии». К последним с оговоркой можно причислить и автора «Писем», которого эксперименты с удобрениями вынудили искать дотаций у правительства.
Кто же мог заменить помещиков в сельскохозяйственном товарном производстве? По Энгельгардту, лучшие практические хозяева на селе – попы, но у них не тот размах из-за скудости приходов. Также не было крупных капиталов у представителей города: мещан, заводящих постоянные дворы и лавки, евреев, содержащих мельницы, кабаки, торговлю, ютящихся около помещиков – винокуренных заводчиков. Отдельные имения арендовали зажиточные крестьяне и иностранцы (немцы и швейцарцы, развивавшие скотоводство и молочное хозяйство, устраивавшие сыроварни), но они были не в состоянии поднять все имения и восстановить производство.
Крестьянская масса была еще не в состоянии заменить помещика, на одну деревню в среднем приходилось 1-2 зажиточных хозяина. А.Н. Энгельгардт наблюдал в основном бедное крестьянство. Постоянно, даже при высоком урожае ржи не хватало хлеба. Чтобы купить хлеб, крестьянин был вынужден за бесценок продавать скотину, занимать у помещика хлеб под будущий урожай. Обычным явлением было нищенство, существование в двух формах: постоянное и сезонное, когда с исчерпанием запасов от старого урожая люди побирались «кусочками».
Постепенно ситуация менялась к лучшему. В середине 1880-х гг. А.Н. Энгельгардт отмечал, что последние 10 лет крестьяне меньше употребляли спиртное, стали лучше удобрять землю, стремились устраивать школы и покупать землю при поддержке банков. Крестьянское хозяйство еще во многом оставалось традиционным, основываясь на производстве ржи и овса, в основном для собственного потребления. В то же время увеличились конопляники, посевы пшеницы и ячменя, поголовье овец; высокодоходный лен высевался на лугах, облогах и пустошах. Большая часть доходов в крестьянский бюджет поступала от продажи конопли, льна и их производных, скота (статистики того времени отмечают особенное внимание ко льну в Суткинской волости). Все большее распространение в хозяйствах получал плуг, который заменял соху.
В сфере землевладения проходил все ускоряющийся процесс потери дворянами земли и переход ее в руки крестьян. Так, в 1877 г. в Дорогобужском уезде было 199 дворян-землевладельцев, в 1905 г. – 154, в 1913 г. – 56. 
В 1877 г. дворяне владели в Дорогобужском уезде 147 234 десятинами земли (45,2% от общего количества земель), в 1905 г. – 51983 десятинами (15,9%), в 1913 г. – примерно 27 800 десятинами (8,5%). В 1905 г. крестьяне владели 61 % всех земель, а дворяне, купцы, мещане и прочие – 30,6 % (остальные земли принадлежали государству и церкви). К 1917 г. во владении крестьян уже находилось 69,5% земель уезда, а у всех остальных – 24,9%. С 1905 г. по 1917 г. крестьянское землевладение выросло на 16,8%. Увеличение размера крестьянского землевладения происходило за счет приобретения земель в частную собственность. Динамику этого процесса в Дорогобужском уезде характеризуют следующие цифры: на начало 1860-х гг. в частной собственности крестьян находилось 130 десятин земли, в 1877 г. – 8 766 десятин, в 1887 г. – 16 521 десятин, в 1905 г. – 60 764 десятин.
Две трети земель покупались крестьянами целыми общинами и товариществами. Закреплению земель в единоличную частную собственность все еще мешали общинная психология, несформировавшееся понятие о праве собственности, неуверенность в завтрашнем дне.
Итак, мы видим, что к 1917 г. почти 70% земель в Дорогобужском уезде принадлежало крестьянам, а на долю дворян приходились считанные проценты. То же самое происходило и в соседнем Вяземском уезде. Эти данные убедительно развенчивают советский идеологический миф о засилии помещичьего землевладения, которое якобы стало одной из важнейших социально-экономических причин Октябрьской революции.
Аграрная реформа П.А. Столыпина дала новый толчок модернизации деревни. Сущностью столыпинских преобразований стало создание условий для распада крестьянских общин и образования единоличных крестьянских хозяйств. Уже в 1912 г. Смоленская губерния занимала одно из первых мест в России по относительному количеству выделившихся из общин крестьянских дворов. По степени хуторизации деревень она продолжала занимать лидирующие места в стране и в последующие годы. К началу 1917 г. в Смоленской губернии из общин вышло 31,4% крестьян.
С 1907 г. по 1917 г в Дорогобужском уезде было землеустроено 46 329 десятин. Из них, при работе 31 землемера, было землеустроено с образованием хуторов 73,5%, товарищеского пользования – 12,5%, общественного пользования – 14%. Всего устроено 20% крестьянских земель. В числе самых хуторских оказались Суткинская и Сафоновская волости. 
В пореформенный период в России происходила настоящая демографическая революция, связанная с переходом к индустриальной цивилизации. В 1858-1887 гг. численность сельского населения Дорогобужского уезда возросла на 45%, а за период 1887-1916 гг. – на 62%. С 1916 по 1926 г. рост населения уезда составил еще 13%, а ведь на эти годы приходятся первая мировая и гражданская войны, отток и гибель мужского населения, голод, эпидемии. Всего за 1858-1926 гг. население дорогобужских сел и деревень выросло с 57 700 до 153 484 человек, т.е. на 166%. Схожие процессы происходили и в Вяземском уезде.


1728 Прочтений · Печать
Прогноз погоды
Последние 5 компаний
Строительные и от...
Салон путешествий...
ЗАО "Экотек-Смоле...
Некоммерческое па...
Сафоновская город...
Темы форума
Новые темы
-> Народный рейтинг АЗС
-> Что со строительство...
-> michael kors outlet ...
-> ugg boots uk sale ...
-> cheap ugg boots outl...
Обсуждаемые темы
-> Domolink [51]
-> Выборы в Совет де... [36]
-> Tele2 Смоленск [32]
-> Где отдохнуть в С... [30]
-> Новости города [26]
Поиск
Реклама
Реклама